Перейти к контенту

Главное меню:

Мозг и сознание

Обо всём - содержание


Споры по поводу связи мозга, ума, сознания и тела не утихают со времен ранних греческих философов. Современные нейрофизиологи заперли сознание в мозге и считают его результатом электрохимической активности нейронов.

Существуют, однако, свидетельства противоположного порядка, причем количество их все возрастает. Действительно, никакие нейрофизиологические исследования убедительно не показали, что высшие формы сознания (интуиция, озарение, творчество, воображение, мышление, понимание, суждение, умозаключение, намерение, решение, знание, воля, дух и душа) расположены в тканях мозга (Hunt, 1995).

Разрешение противоречий, связанных с высшими формами сознания и самоосознанием, а также с взаимодействием ума-тела вообще, возможно, требует эпистемиологического сдвига, чтобы включить внерациональные способы познания (de Quincey, 1994), потому что не может быть произведено на основе только нейрохимических исследований мозга. Мы сейчас переживаем революционный период в исследовании сознания (Owens, 1995).

Пенфилд, выдающийся современный нейрофизиолог, открыл, что ум человека продолжает работать даже при анестезии, несмотря на полностью подавленную активность мозга. Электрические волны в мозге при этом практически не фиксируются, хотя ум остается почти столь же активным, что и в бодрствующем состоянии. Единственная разница состоит в содержимом ума. Вслед за Пенфилдом другие исследователи (Hunt, 1995) подтвердили наличие сознания в коматозном состоянии, и все больше появляется данных о возможной деятельности сознания в условиях редуцированной кортикальной активности (Fischer, 1971; West 1980; Delmonte, 1984; Goleman 1988; Jevning, Wallace, & Beidenbach, 1992; Wallace, 1986; Mavromatis, 1991).

Эти состояния описываются как трансовые, медитативные, измененные, гипнотические, гипнагогические и сумеречные (Budzynski, 1986). Обобщая, можно сказать, что самые различные формы измененных состояний имеют в своей основе поддержание активности сознания при сокращении физиологической активности, отмеченной парасимпатической доминантой (Mavromatis, 1991).

Недавние исследования физиологии высоко гипнабельных испытуемых и мастеров медитации показали, что во всяком случае отдельные люди, действительно могут поддерживать деятельность сознания при подавленной кортикальной активности, либо в виде естественной способности, либо в виде выработанного навыка (Sabourin, Cutcomb, Crawford, & Pribram, 1993). Все большее число ученых выражают сомнение по поводу нейрофизиологической модели взаимодействия тела и сознания, поскольку она не может ответить на слишком большое число вопросов о наших обычных переживаниях, не говоря уже о мистических или духовных. Одних только научных данных, подтверждающих феномен дальновидения, уже достаточно, чтобы показать, что сознание и ум – отнюдь не локальные явления (McMoneagle, 1993).

Но если ум и сознание не тождественны мозгу, почему наука связывает их с электромагнитными волнами в мозге? Вопрос можно свести к методике измерения – нет объективных инструментальных способов измерить ум или сознание. По-видимому, это феномены, обладающие свойствами поля, которое взаимодействует с телом и нервными структурами мозга (Hunt, 1995). Современное оборудование не позволяет измерить это поле непосредственно. С другой стороны, электрические потенциалы волн в мозге легко количественно измерить. Проблема здесь заключается в переупрощении наблюдения.

Измеренные в мозге картины ЭЭГ являются результатом электрической активности нейронов мозга. Но эта активность не есть сознание и ум. То есть ЭЭГ – всего лишь непрямой способ доступа к взаимодействию ума-сознания с нейронными структурами мозга. При всей своей грубости, ЭЭГ была надежным способом оценки состояния сознания на основе пропорций определенных ЭЭГ-частот. Другими словами, определенные картины ЭЭГ исторически связаны c определенными состояниями сознания. Стоит иметь ввиду, если посмотреть современную литературу по ЭЭГ, что если возникает определенная картина на ЭЭГ, то она увязывается с определенным состоянием сознания.

В большинстве своем состояния сознания изменяются в ответ на воздействие постоянно меняющейся внутренней и внешней среды. Например, состояние сознания могут изменить психотропные вещества и циркадные и ультрадианные ритмы (Rossi, 1986; Shannahoff-Khalsa, 1991; Webb & Dube, 1981). Особым состояниям сознания можно также научиться как разновидности адаптивного поведения (Green and Green, 1986).

Два полушария мозга можно рассматривать как два отдельных модуля по обработке информации. Оба представляют собой сложные когнитивные системы; оба обрабатывают информацию как параллельно, так и независимо, причем взаимодействие их не является ни непрерывным, ни произвольным (Zaidel, 1985). Благодаря этому, состояния сознания (результат взаимодействия ума-сознания с мозгом) могут быть определены не только в терминах процентного соотношения мозговых волн определенных частот, но и как обособление и/или взаимодействие полушарий.

Некоторые желаемые состояния сознания требуют свободного взаимодействия между полушариями, в то время как другие – использования особенностей обработки информации каждым из полушарий. Способ познания каждого индивидуума и, как следствие, его способность воспринимать реальность и взаимодействовать и с ней зависят от его способности испытывать различные состояния сознания.

Каждое состояние сознание определяется далеко не единственным типом волн в мозге, оно включает в себя большое число смешанных типов волн. Причина этого – в самой структуре мозга. Мозг разделен не только по горизонтали (на полушария), но и по вертикали. Он включает в себя мозжечок, таламус, лимбическую систему и кору головного мозга. Кора, в свою очередь подразделяется на такие функциональные подобласти как лобные доли, теменные доли, височные доли и затылочные доли.

Это, конечно самая грубая классификация, внутри каждой из этих долей существует более тонкое деление. Важно то, что для каждого определенного состояния сознания ум-сознание взаимодействует со всеми областями мозга, и каждая из областей резонирует на определенной, свойственной только этому состоянию, частоте (Luria, 1970).

Учитывая сложность работы мозга и гипотезу о том, что волны в нем возникают в результате одновременной работы многих генераторов колебаний, расположенных в различных зонах мозга, была разработана теория, согласно которой для вхождения в определенное состояние сознания человек должен идентифицировать эти сложные формы колебаний и имитировать их с помощью ряда уплотненных несущих частот, генерирующих при взаимодействии гетеродинированные бинауральные ритмы. Теоретически, гетеродинированные ритмы в этих уникальных сочетаниях позволяют разным частотам взаимодействовать с разными зонами мозга, что позволяет погружать разных людей в состояние сознания со сходными характеристиками.


Автор статьи - F. Holmes (Skip) Atwater.


copyright © 2004-2020
Назад к содержимому | Назад к главному меню